VI Ежегодный конкурс "Новая детская книга" (rosmanpress) wrote,
VI Ежегодный конкурс "Новая детская книга"
rosmanpress

Categories:

Борис Кузнецов: ответы на вопросы участников конкурса "Новая детская книга" (Часть 1).

Цикл материалов, рассказывающих о новом сезоне конкурса "Новая детская книга" и о новых номинациях, открывает интервью с Председателем жюри "Новой детской книги", генеральным директором издательства "Росмэн" Борисом Кузнецовым. С Борисом Вячеславовичем мы поговорили о тех изменениях, которые коснулись конкурса в этом году, а также задали самые актуальные вопросы из тех, что были озвучены вами в комментариях на прошлой неделе. В ближайшее время мы опубликуем еще несколько материалов, которые, как мы надеемся, помогут вам еще лучше сориентироваться в нашем конкурсе.

Борис Вячеславович, прежде всего хотим Вас поздравить со стартом пятого сезона литературного конкурса «Новая детская книга». С 2009 года конкурс прошел большой путь, и в этом году он предстает в расширенном формате - появилась даже мультипликационная номинация. Каковы Ваши ожидания от нового сезона?

Четвертый сезон показал, что конкурс себя перерастает. Он стал не просто инструментом по поиску и отбору новых авторов, но весьма серьезным событием в отечественной детской литературе. Работать с конкурсом с каждым годом становится все сложнее, интереснее и результативнее. Сейчас могу уже сказать, что по итогам прошедшего сезона мы заключили 18 авторских договоров. Я никогда не скрывал, что главная задача конкурса, находить новые интересные работы и новых авторов. И издавать их. Именно поэтому каждый год мы меняем и уточняем номинации. Мы настраиваем их под то, что на самом деле хотим печатать. А потому мое главное ожидание (как председателя жюри и директора издательства) – найти интересные достойные работы, которые можно будет издать.

kuznetsov_bv (15 of 91)6[1]
Борис Кузнецов ("Росмэн"), Председатель жюри конкурса "Новая детская книга".

Какие ключевые изменения произошли в конкурсе в этом году?

Основные обновления связаны с изменением номинаций и увеличением их количества. Подробнее о каждой из них я расскажу ниже.

У нас появились две партнерские номинации, слегка выводящие нас за рамки книгоиздания. Мне это кажется очень любопытным с точки зрения многообразия тех возможностей, которые конкурс открывает перед авторами и устроителями. Очень удачно, когда к литературному процессу подключаются «смежники», это дает шанс увидеть новые дверцы и открыть незаметные калитки.

Чего ждать участникам конкурса, читателям? Какие ключевые события, обсуждения, круглые столы планируются в новом сезоне? Конкурс неоднократно заявлял о своем более плотном сотрудничестве с библиотекарями. Как оно будет развиваться в 2013/2014 году?

Кроме традиционных этапов: лонг-лист, шорт-лист, читательское голосование, церемония награждения, мы обязательно будем устраивать открытый дискуссионный клуб по проблемам детской литературы. Например, в прошлом году мы сталкивали в обсуждении литературные процессы и их коммерческие результаты. Кстати, с темой для нового дискуссионного клуба мы еще не определились. Так что можете предлагать то, что вам показалось бы интересным к обсуждению. И вообще, конкурс - живая и открытая система, и я буду рад, если вы набросаете какие-то идеи по тем событиям и мероприятиям, которые можно было бы связать с ним. Если они будут интересными и выполнимыми, то мы обязательно их запустим.

И про библиотеки. Я с большим уважением и даже пиететом отношусь к ним. В нашей стране это уникальная площадка, где можно говорить о детской книге с ее читателями. Она гораздо интереснее и эффективнее, чем СМИ.

Нас вновь поддерживает РГДБ, мы рассылаем новости по библиотекам, в конкурсе остается специальный библиотечный приз. Только в этом сезоне мы хотим изменить масштаб участия библиотекарей – постараемся привлечь к обсуждению максимальное количество библиотек. Возможно, мы будем проводить открытые встречи, семинары и обсуждения Новой детской книги с сотрудниками библиотек. Естественно, опубликовавшихся авторов ждут в библиотеках на встречах с читателями. Возможно я максималист, но я считаю, что именно через библиотеки новая детская книга будет идти к родителям и детям.

Победители во всех номинациях смогут рассчитывать на контракт с издательством «Росмэн»?

Издательство предложит контракт победителям во всех номинациях за исключением номинации «Волшебный фонарь» (по понятным причинам). Об этом официально и подробно написано в регламенте и условиях конкурса. Напоминаю, что также мы оставляем за собой право предлагать контракты любым авторам, приславшим свои заявки на конкурс. И мы этим правом активно пользуемся.

Воспитание чувств

В течение полутора недель с момента объявления о старте конкурса к Вам приходили вопросы участников по тематике и условиям нового сезона. Больше всего вопросов пришло по номинации «Воспитание чувств». Расскажите об этой номинации подробнее: работы какого объема и какого жанра Вы ждете от участников, какими критериями Вы будете руководствоваться при отборе рукописей в лонг-лист и шорт-лист?

Запуская эту номинацию, мы понимали, что она потребует наибольшего количества разъяснений. Попробую теперь рассказать.

«Воспитание чувств» - это номинация, в которой мы надеемся получить качественные, интересные, современные тексты о жизни подростков. Их влюбленностях, отношениях, чувствах, неурядицах, радостях, печалях и т.д. Хочется книг, которые были бы интересны и нужны именно подросткам.

Спрашивают - это романы для девочек, романы о любви? И да, и нет. Не хочется загонять авторов в узколобые жанровые рамки. Понятно, что основной читатель-подросток – это девочка, и тема влюбленности и отношений для нее основная. Но, ведь не только это. Точно могу сказать, что тема «истории любви», как линия, образующая сюжет, не является обязательным требованием в этой номинации.

Просто попробуйте представить себе современного подростка, что ему нужно, что его волнует, из-за чего он переживает (вспомните свои чувства в этом возрасте – они были, между прочим, гораздо острее и ярче) и попробуйте представить свой текст у него в руках. Ну, и конечно сюжет! Он должен быть. Поймите того же подростка, толстая книга с одними описаниями чувств (пусть даже мастерски сделанными) очень быстро ему наскучит. Что-то должно происходить и развиваться. Что станет сюжетной основой - авантюрная история, история влюбленности, конфликт со сверстниками или родителями, - решать автору, но интересная книга для подростка без сюжета, это оксюморон.

В Европе и Америке такой литературы для подростков огромное количество, но мы не хотим просто издавать лицензионные книги. Я уверен, что для подростков очень важно ощущение «здесь и сейчас», возможность отождествления. Девчонке из Рязани не очень понятна вечеринка в зоне BBQ за домом, отношения в школьной группе поддержки бейсбольной команды и мамины проблемы с социальной страховкой. Я уверен, что у нас есть авторы, которые смогут создать свой текст для наших подростков.

И несколько слов о пресловутом ФЗ «о защите детей от вредоносной информации». Уже возникли вопросы. Моя категорическая просьба – забудьте о его существовании. Оставляйте только здравый смысл. Мы при отборе рукописей будем поступать именно так. Например, наш здравый смысл не позволит нам пропустить произведения с откровенными сексуальными сценами. «Пятьдесят оттенков серого» для подростков - не проходной вариант. Конечно, это я утрирую, но лучший цензор для автора – внутренний родитель. Не пишите того, чего сами не хотели бы давать читать своему собственному ребенку. Думаю, этого будет вполне достаточно.

Под «первыми чувствами» понимается именно подростковая влюблённость или более широкий перечень тем? Может ли это быть проблемная литература или все же Вы ждете произведения, рассчитанные на массового читателя?

Отчасти на этот вопрос я ответил выше. «Проблемная литература» в этой номинации, конечно, будет рассматриваться. По большому счету вся область чувств и отношений подростков – это одна большая проблема :)

А работы в жанре фантастики и фэнтези могут иметь какие-то шансы?

Классические произведения в жанре фантастики и фэнтези в этой номинации рассматриваться не будут. Как правильно предположили в блогах, четвертый сезон конкурса дал нам обильный урожай авторов и произведений. Сейчас было бы нечестным обнадеживать кого-то и обещать, что мы ищем что-то в этих жанрах.

Но есть нюансы. Я считаю, что элементы «потустороннего», магического, фантастического, фэнтезийного в повествовании могут присутствовать. Но главной остается тема современного подростка, его чувств, отношений, переживаний.

Среди присланных вопросов не обошлось и без обсуждения жанра романтической литературы. В частности, прозвучала реплика от pan_ohotnik: «…несколько крупных издателей […]захламляют прилавки однотипными романтическо-подростковыми "шыдэврами". Вот и возникает вопрос, для чего это Росмэну?» Вы обещали ответить. И заодно зададим еще один вопрос от участника: «Не могли бы вы назвать, что считается за "формат" этой темы?»

Зачем это Росмэну? Подростки читают не только фэнтези, фантастику, мангу и вампирские саги. Им нужны и книги, рисующие узнаваемый мир сверстников, знакомые декорации, а главное - описывающие ту систему отношений и чувств, которые волнуют их в реальной жизни. Сейчас с этим жанром/направлением подростковой литературы у нас в стране сложилась какая-то странная ситуация – сериальные «классные истории» и «романы для девочек» постепенно уходят с полок. Бумажный вариант подростковых «мыльных опер» умирает (и это очень неплохо). И ничего принципиально нового и большого в этой нише не возникает. А интерес подростков к теме остается. Отчего не рискнуть, и не сделать что-то новое в этом направлении – свежее и неизбитое. Главное, чтобы подросткам это было интересно и нужно.

Запуск этой номинации - совершенно осознанное решение издательства, согласованное с нашими представлениями о возможностях отечественного книжного рынка. Но сейчас я даже не могу предсказать, что и в каком объеме мы собираемся выпускать. Я вполне серьезно считаю, что все будет зависеть от текстов, которые придут на конкурс. Оценивая их, будем принимать решение. А сценариев может быть великое множество: вывод авторского проекта (когда продвигается именно автор с регулярным выходом новых книг); выпуск дилогий, трилогий; создание специальной серии, которая объединит разные произведения на общую тему и т.п. Возможно, мы даже будем тестировать тексты на подростковых фокус-группах. Чего точно мы не собираемся делать, так это выпускать жвачные книжные сериалы романчиков о любви.

Я специально не буду называть образцов «формата» этой темы. Боюсь, что они зададут авторам узкое или неверное направление. Как все просто с фэнтези и фантастикой, там четко определены границы жанров, есть понятные каноны и очевидные бестселлеры. Когда заканчиваются общие слова, всегда можно сказать: есть Толкиен/Желязны/Гейман/Лукьяненко/Пулман (и т.д.), они градусники-вешки-образцы. С «Воспитанием чувств» все сложнее и многообразнее.

А как Вы считаете, как вообще стоит говорить с подростками про чувства? Что должно быть и чего не должно быть в такой литературе?

Попробую рассказать о том, что не нужно присылать на конкурс и чего делать не стоит. Мы категорически не будем рассматривать всякие вампирские темы. Можете считать, это нашим «пунктиком», но я всегда об этом говорил и сейчас напоминаю еще раз. В номинации нет шансов у нравоучительных елейных повествований. Назойливое морализаторство, «вот я взрослый и мудрый дядечка/тетенька сейчас расскажу тебе, мой маленький друг, как нужно жить» - это не нужно. Не стоит присылать в номинацию «ретро-тексты» с рассказами о том, как оно все было в нашем советском детстве. Это может быть очень здорово и интересно, но только для нас с вами, для тех, кто хочет еще раз пережить свое далекое детство.

Есть еще один тонкий момент, он касается того, на какого читателя на самом деле рассчитана книга. Сейчас есть огромное количество книг (иногда, просто великолепных), где главный герой ребенок или подросток, но адресована она в первую очередь взрослым читателям. Вспомните хотя бы «Похороните меня за плинтусом». Прошу помнить, что в номинации мы ищем работы, читателем которых должен стать в первую очередь подросток.

Кстати, уж если вспомнил об особенностях читателя-подростка, то не могу не сказать об особом внимании к достоверности и точности деталей и живого языка. Наш читатель очень внимателен и неравнодушен к ним, любая фальшь воспринимается, как однозначная «лажа». Неудачные попытки сымитировать современный подростковый язык могут убить самый лучший сюжет. Если не знаете деталей и нюансов геймерства, то просто не стоит брать эту тему. Будьте точны и аккуратны.

Волшебный фонарь

Еще одна очень обсуждаемая номинация нового сезона – специальная номинация при поддержке продюсерского центра «Анимаккорд» «Волшебный фонарь». Итак, конкурс начинает принимать сценарные основы для мультфильмов. Первый вопрос - могут ли авторы направлять в нее те же произведения, что и в «книжные» номинации «Детские сказки и рассказы», «Рассказы и сказки о животных и природе»? Или все же существуют важные различия в требованиях, на которые Вы хотели бы обратить внимание участников.

Конечно, подробно об этой номинации расскажет Дмитрий Ловейко, но некоторые комментарии я все-таки дам.
На мой взгляд, введение такой номинации – это интересный поворот в судьбе Новой детской книги. Не скрою, нашим конкурсом и его работами интересуются многие крупные компании и студии. За прошедший год я понял, что у них сейчас настоящий «сценарный голод», только выбрать им очень тяжело из всего колоссального объема работ, которые изначально не были «заточены» под экранизацию. Принципы сценарного отбора серьезно отличаются от книжного, и в этой ситуации показалось более эффективным создать спецноминацию.

Это с одной стороны. А с другой - на конкурс попадает очень много «кинематографичных» работ, которые просто просятся на экран. Ну, и конечно, судьба писателя очень прихотлива, может быть в ком-то дремлет сценарист).

И о конкретике: в специальные номинации «Волшебный фонарь» и «Рассказы и сказки о животных и природе» работы МОЖНО дублировать из основных номинаций. То есть работа может быть отправлена и будет рассматриваться в двух номинациях независимо друг от друга. Например, можно отправить рукопись в «Детские сказки и рассказы» и в «Волшебный фонарь». У этих номинаций разные задачи.

Рукописи, участвовавшие в прошлых сезонах «Новой детской книги», принимаются в этом году? Например, имеет ли смысл участнику, прошедшему в лонг-лист в 2013 году в номинации «Истории сказочные и не только…», отправить свою работу в номинацию «Волшебный фонарь»?

Да, имеет смысл. В том случае, если она, конечно, подходит «Волшебному фонарю».

Как будет проходить рассмотрение работ в номинации «Волшебный фонарь»? Будет ли основное жюри конкурса как-то взаимодействовать с жюри аниматоров или оценка рукописей будет проходить автономно? Планируется ли в этой номинации, как и в других номинациях, объявлять промежуточные итоги - лонг-лист, шорт-лист?

Для номинации «Волшебный фонарь» сделано исключение в силу ее специфики. Тут будет работать автономное жюри, которое самостоятельно выберет победителя. Хотя на уровне председателей жюри мы, конечно, будем обсуждать и согласовывать промежуточные и конечные результаты. Подробнее о формальной стороне работы номинации смотрите в регламенте и условиях конкурса.

Возможно ли какое-то взаимодействие между аниматорами и издательством «Росмэн» в случае выхода мультфильма по сценарию победителя конкурса «Новая детская книга»?

Безусловно, в случае выхода мультфильма будут и книги, и многое другое.

«Младшие» номинации конкурса

Много вопросов пришло от поэтов, которые интересуются, насколько «Новая детская книга» готова рассматривать рукописи в стихотворном жанре. Тем более, что в регламенте конкурса в описании номинаций прямо не определено, что конкурс принимает только прозаические произведения. Речь, конечно же, не идет о новых «Евгениях Онегиных» или научно-познавательных книгах в стихах. Но имеют ли какие-то шансы поэты в других номинациях нового сезона, например, «Детские сказки и рассказы» или «Рассказы и сказки о животных и природе»?

Да, поэтические произведения в этих номинациях («Детские сказки и рассказы» и «Рассказы и сказки о животных и природе») мы рассматриваем. Не открывая специальной номинации для детской поэзии, мы всегда принимали стихи. Победителей среди поэтов пока не было, но в шорт-листах и сборниках они регулярно присутствуют.

В этом году издательство объявило номинацию научно-познавательной литературы для детей. Какие ожидания у Вас от этой номинации? Сколько работ Вы рассчитываете получить в эту номинацию?

Это номинация-эксперимент. Кроме традиционных энциклопедий и справочников в детской книге всегда существовал авторский «научпоп». Последнее время этот ручеек начал пересыхать. Но у меня есть надежда на то, что интересные и качественные тексты обязательно найдут своего читателя. Вопрос, есть ли авторы, которые готовы написать (или уже написали и хранят в столе) детские познавательные тексты, научные, но увлекательные? Надеюсь, что конкурс даст нам ответ.

С вашего позволения, я хотел бы, чтобы подробнее об этой номинации рассказала Елена Широнина, директор по проектам нашего издательства. Она большой знаток этой темы.

И традиционный вопрос, который из сезона в сезон интересует наших участников, скажите, как конкурс относится к иллюстрациям? Насколько они важны в ходе рассмотрения работ, если да, то для каких номинаций? Дают ли они автору преимущество?

К иллюстрациям мы относимся хорошо, но автору они не дают никакого преимущества. В первую очередь оценивается текст. Я все же тешу себя надеждой, что когда-нибудь мы получим великолепный текст с чудесными иллюстрациями. Это мечта издателя – получить готовый проект. Однако, пока этого не случилось.

А если иллюстрации выполнены не автором рукописи?

Это не страшно. Если вдруг текст будет выбран для издания, а иллюстрации подойдут к нему, то с художником издательство заключит отдельный договор. Но, нужно помнить, что книжный иллюстратор – это профессия, со своими секретами ремесла – макетированием, разливкой по полосам, графическим ритмом, учетом особенностей полиграфии и т.п.

А вообще у меня есть мечта – привязать когда-нибудь к «Новой детской книге» конкурс иллюстраторов.

Допуск рукописей к участию и порядок рассмотрения работ

Среди присланных вопросов был один по поводу синопсиса, насколько он важен. Хотелось бы несколько расширить эту тему. Скажите, как в целом происходит процесс рассмотрения рукописи, на что ридер обращает внимание прежде всего? Какие рекомендации по оформлению заявки Вы можете дать авторам?

Синописис очень помогает и упрощает работу. Особенно в старших номинациях, где представлены объемные тексты и предполагается продолжение. Синопсис дает возможность ридеру или члену жюри взглянуть на всю работу «с высоты птичьего полета». Сразу скажу, что чтением синопсиса дело, конечно, не ограничивается. Как правило, ридер, сначала читает синопсис, потом переходит к самому тексту.

Могу сказать из собственного опыта, что важно было для меня в синопсисах: авторское определение жанра произведения, краткое описание сюжета (очень помогает оценить оригинальность произведения и его стержень), описание возможного продолжения (это очень важно для понимания дальнейшей судьбы проекта). Иногда помогают характеристики главных героев (но по тексту это не всегда нужно).

Чего не нужно: описания того, чему учит книга, и какие ценности приобретает ребенок после ее прочтения. И не стоит писать слишком длинно. Идеально, если все можно уместить в половину страницы. Попытайтесь представить, что синопсис – это рекламный текст, которым вы пытаетесь «продать» свое произведение ридеру или издателю. Попытайтесь поставить себя на место читающего (ридеры и издатели – это тоже люди).

А вообще писать яркие, увлекательные и точные синопсисы – это отдельное искусство и не всем оно дается. Но помните, что главным остается ваш текст и он будет прочитан.

Не первый год вызывает вопросы пункт регламента про допуск рукописей к участию в конкурсе, если ранее они уже публиковались. Многие произведения были сняты с конкурса по причине того, что ранее уже публиковались коммерческими тиражами. Как правильно трактовать это понятие «коммерческий тираж»?

Коммерческий тираж, с нашей точки зрения, это тираж который был выпущен коммерческим издательствам и реализовывался в сетях распространения книжной продукции. А теперь человеческими словами о смысле этого ограничения: нам не имеет смысла браться за произведение, которые уже выпускалось, продавалось, читалось. И о цифрах – я не считаю коммерческим любой совокупный тираж, если он менее 1000 экземпляров. Можно считать эту цифру официальной для нашего конкурса.

Отследить судьбу каждого текста, поданного на конкурс, мы не в состоянии, поэтому вопрос о прошлых публикациях остается на совести каждого конкретного автора. Но все же, если в ходе работы окажется, что книга раньше уже публиковалась коммерческим тиражом, то эти работы мы будем вынуждены снимать с конкурса.

А что вы можете сказать про селф-паблишинг? Вот дословный вопрос от участника: «Книга, изданная автором за свой счёт, может принимать участие в конкурсе или нет. В других конкурсах, в которых я просматривал условия, издание книги за счёт автора официальным изданием книги издательством не считается и таковая книга, текст, может участвовать в конкурсе».

Произведения, ранее изданные автором за свой счет принимаются и рассматриваются. Хотя я знаю примеры авторов, которые самостоятельно издавали и реализовывали довольно приличные тиражи. Но это очень-очень редкие случаи. В нашем конкурсе они мне не встречались.

Большое спасибо за Ваши ответы. И в заключение, хотелось бы попросить Вас сказать несколько пожеланий участникам нового сезона.

Помните бородатый анекдот, в котором старый еврей назойливо просит господа послать ему удачу и помочь с выигрышем в лотерею? Раввин вступается за несчастного, и господь отвечает – так пусть он хотя бы купит лотерейный билет.

Чаще покупайте лотерейные билеты, участвуйте в конкурсах, будьте настойчивы и, рано или поздно, удача к вам придет!
Tags: non-fiction, Борис Кузнецов, Волшебный фонарь, Воспитание чувств, Детские сказки и рассказы, Новая детская книга, РОСМЭН, Рассказы и сказки о животных и природе, библиотеки, сезон 2013/2014
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments